Перейти к основному содержимому

Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, премьер-министр Биньямин Нетаниягу заявил

18 февраля, 2018

0018  Выступая на Мюнхенской конференции по безопасности, премьер-министр Биньямин Нетаниягу заявилПозвольте мне пояснить: Иран - не нацистская Германия. Существует множество различий между ними. Например, один из них проповедовал высшую расу, второй - проповедует высшую религию. Евреев в Иране не отправляют в газовые камеры, но там отрицают основные свободы религиозных и этнических меньшинств. Разумеется, есть много других различий, но есть и некоторые очевидные сходства. Иран открыто заявляет о своем намерении уничтожить Израиль вместе с шестью миллионами евреев. Он прямо говорит об этом. Иран стремится контролировать наш регион, Ближний Восток, и установить глобальную гегемонию посредством агрессии и террора. Он разрабатывает баллистические ракеты, которые могут достичь самых удалённых точек Европы, а также Соединенных Штатов.

Генри Киссинджер говорил, что Иран должен решить, является ли он государством или общим делом. В итоге иранский режим выбрал "общее дело". Командующий Корпусом стражей исламской революции Али Джаафари сказал: "Мы находимся на пути к установлению власти ислама во всем мире". Так обстоит дело и в этом случае. По-моему, это самая большая угроза не только для Израиля, не только для наших арабских соседей, не только для мусульман, но и для вас, для всего мира. Потому что агрессия Ирана, вооружившись ядерным оружием, будет неконтролируемой и захватит весь мир. Посмотрите, что они делают сейчас, ещё не имея ядерного оружия. Представьте, что они сделают, если, не дай бог, у них такое оружие будет.

Через своих доверенных лиц, шиитские ополчения в Ираке, "Хотис" в Йемене, "Хизбаллу" в Ливане, ХАМАС в Газе, Иран захватывает огромные части Ближнего Востока. Есть один положительный момент в растущей иранской агрессии в регионе. Она сблизила как никогда прежде израильтян и арабов, и это, как ни парадоксально, может проложить путь к более широкому миру, а возможно, в конечном итоге, даже к израильско-палестинскому мирному соглашению. Это может случиться.

Но этого не произойдет, если агрессия Ирана продолжит расти, и нет региона, где воинственные амбиции Ирана были бы прозрачнее, чем в Сирии. Там Иран надеется соединить империю, простирающуюся от Тегерана до Тартуса и от Каспийского моря до Средиземного. Я давно предупреждал об этом.

Я разъясняю на словах и на деле, что у Израиля есть "красные линии", которые он будет соблюдать: Израиль продолжит препятствовать установлению Ираном постоянного военного присутствия в Сирии; Израиль продолжит препятствовать созданию Ираном еще одной террористической базы, откуда тот сможет угрожать Израилю.
Но Иран продолжает попытки нарушения этих "красных линий". На прошлой неделе его наглость достигла новых высот, в буквальном смысле.

Он запустил свой беспилотный летательный аппарат в наше воздушное пространство, нарушив суверенитет нашей страны и угрожая её безопасности. Мы уничтожили БПЛА и контрольный центр, который управлял им из Сирии. А когда наши самолеты были обстреляны, Израиль уничтожил сирийские зенитные батареи.

Израиль не допустит, чтобы иранский режим затянул удавку ужаса на нашей шее. Мы без колебаний будем защищаться, и мы будем действовать, если потребуется, не только против нападающих на нас иранских эмиссаров, но и против самого Ирана.

Я призываю всех присутствующих здесь сегодня поддержать иранский народ, поддержать жителей региона, которые ищут мира, борясь с угрозой миру - иранским режимом.

Я говорю с иранцами посредством видеообращений. Их реакции невероятны. Это было заметно перед последними демонстрациями. Я попросил наши разведслужбы объяснить мне, как это возможно, что мы получаем имена иранцев, поддерживающих сказанное мной с риском для своей жизни и жизни их родственников. Я сказал: "Там что-то происходит!" Эти люди хотят свободы. Они хотят другой жизни, экономического процветания, мира. Они не хотят этой необузданной агрессии. Я повторяю, что у нас нет конфликта с иранским народом, только с режимом, измывающимся над ним.
Я пользуюсь этой возможностью, чтобы передать соболезнования семьям 66-ти граждан Ирана, погибшим сегодня в авиакатастрофе. Мы не конфликтуем с иранцами, но мы полны решимости остановить агрессию иранского режима.
Я призываю всех присутствующих в этом зале, здесь, в Мюнхене: давайте обязуемся не повторять ошибок прошлого. Время, оставшееся на предотвращение войны, истекает. Но еще не поздно. Я уверен, что наступит день, и этот режим падет. Когда это случится, иранцы вдохнут свободу, а жители региона и всего мира вздохнут с облегчением. Но сегодня мы должны говорить чётко и действовать решительно. Мы можем остановить этот опасный режим. Мы можем прекратить его агрессию, тем самым создав более мирный, процветающий и безопасный регион и будущее.